Глеб Калюжнюк ||  Люди ландшафтной отрасли
О ЖУРНАЛЕ ГДЕ КУПИТЬ СОБЫТИЯ ЛЮДИ ФИРМЫ КОНКУРС СТАТЬИ ШКОЛЬНЫЙ САД

   НАЧАЛЬНАЯ

КАЛЮЖНЮК ГЛЕБ
Ландшафтный архитектор
(г. Москва)
 

E-mail: geografiti@gmail.com
www.facebook.com/gleb.kalyuzhnyuk 

В юности у меня была мечта – жить в большом, местами запущенном парке в своем небольшом доме и работать там садовником.  

По стилю сад виделся чем-то вроде итальянских вилл, Воронцовского парка в Крыму или нашего романтического Монрепо, а временами представлялся как японский сад мхов.

Первый опыт ландшафтного дизайна я приобретал на даче, кажется еще когда учился в школе – отливал в собственноручно изготовленные формы плитки из бетона, инкрустируя их красивой галькой. Там были сделаны моя первая горка и композиции с хвойными. Моя мама, когда у нее появилось свободное время, стала активно посещать ботанический сад, помогая там по хозяйству, а в благодарность с ней делились рассадой, семенами экзотов, саженцами хвойных. Куда эту красоту сажать – было уже моей заботой. Через некоторое время к нам стали ходить соседи посмотреть на «филиал Ботсада».

НАЧАЛО. Интерес к ландшафту был активизирован вниманием к Востоку. Началось это с занятий Тайцзи-Цюань, а оттуда интересы распространились на культуру и искусство Китая и Японии, в частности садовое искусство. Особенно сильно меня вдохновили книги «Сады Сучжоу» и Ташеновское издание Japanese Gardens.

Вскоре мне попалась журнальная публикация об одном инциденте в Китае. Дорожные рабочие собирались по утвержденному плану снести фрагмент старой стены. Когда к месту работ пригнали строительную технику, на площадке появился седобородый старичок и сказал рабочим, что для их же блага не стоит пытаться сносить эту стену, т.к. она построена в соответствии с дыханием земли и, разрушая эту стену, рабочие будут рушить гармонию мира. Начальник стройки с прорабами естественно посмеялись, но в тот же вечер начальник стройки был сбит машиной и оказался в больнице, строительная техника стала выходить из строя, рабочие тоже занервничали и, в результате, стену оставили в покое, а магистраль общегородского значения приобрела прихотливый изгиб. В общем, статья эта была о суперэкзотическом тогда Фэн-Шуй. И вот эта история про строительство в соответствии с дыханием земли, а по европейски, с вниманием к Genius Loci, взорвала мне тогда мозг. Меня до сих пор очень впечатляет это выражение «Дыхание земли».

Естественно, отношение к пропагандируемому у нас тогда Фэн Шуй, в виде правильного расположения кроватей, развески зеркал, страшной силе прямых аллей и оттоку финансов, если сделать течение ручья в направлении от дома – все это ничего кроме усмешки не вызывало.

А вот пристальный интерес к природным биотопам, к благоприятным и негативным факторам окружающей среды вызвало, а вместе с этим стало приходить и интуитивное понимание как можно гармонизировать отрицательные характеристики окружающей среды. Правда, вместе с этим, у меня возникла и бредовая идея, не дававшая мне покоя больше года – что дух места, требуя самовоплощения в каждом конкретном месте, может проявиться в очень ограниченном диапазоне форм. Создание на этом месте других элементов будет разрушать дух места и вызывать проблемы в жизнедеятельности тех, кто оказывается на таких нарушенных с энергетической и прочих точек зрения территориях. Начавшееся вскоре обучение на архитектурном факультете очень быстро расставило все по местам. Стало понятно, что положительных вариантов решения каждого конкретного пространства если и не бесконечность, то огромное множество. Но, не меньше будет и вариантов дисгармоничных, вносящих диссонанс, разрушающих среду. И могут встречаться случаи, когда диссонанс является необходимым выразительным средством, как, например, в музее Холокоста Д.Либескинда. Но в Советской и Постсоветской практике дисгармония антропогенных ландшафтов является, к сожалению, следствием нарушения отношения к окружающему миру. И наша задача ситуацию эту, по мере сил, исправлять.

На архитектурный факультет я с 1 раза не поступил и родители убедили меня получить инженерное образование, как и у них, а, если я чувствую призвание к архитектуре, то и Ле Корбюзье был по образованию – инженер. Но, закончив ПГС, я понял, что до Корбюзье мне далеко и в результате получил 2-е, архитектурное образование.

Пара случаев повлияла в процессе учебы на мое отношение к проектированию. Когда мы делали проект городского парка, я спроектировал его в современном, деконструктивистском стиле. Довольный ярким планировочным решением я решил себя проверить – сделал панорамные фотографии с узловых точек и попробовал на кальке врисовать предлагаемые проектом изменения. Я был шокирован – оказалось, что в половине случаев то, что я придумал, не улучшало, а ухудшало визуальные характеристики среды. После этого, я стал намного внимательнее относиться к разработке проектов, стал чаще визуализировать свои идеи.

Другой случай, когда мы проектировали здание клуба в исторической застройке, я настолько скрупулезно выстроил у себя в мозгу получающиеся объемы и пространства, вплоть до мельчайших деталей, что когда я снова там оказался я никак не мог понять, куда делось то здание, которое я ощущал почти физически.

На последних трех курсах лекции по градостроительству, истории садово-паркового искусства, и по ландшафтному проектированию окончательно решили выбор специализации.

Благодаря лекциям В.А.Нефедова мы всегда были в курсе последних тенденций в ЛА, имели прекрасно структурированный подход к решению любых проектных задач в области ландшафта. Благодаря активным связям с Европейскими учебными заведениями мы имели возможность вместе учиться и обмениваться опытом со студентами из Германии, участвовать в воркшопах с голландцами.

Обучение в мастерской В.С.Антощенкова тоже очень много дало мне в жизни. Об этом можно было бы рассказывать часами, ограничусь тем, что на недавней персональной выставке фотографии на Красном Октябре В.С.Антощенкова назвали лучшим архитектором среди фотографов и лучшим фотографом среди архитекторов. Думаю, что это так. Правда, знакомство с настоящей высокой фотографией до сих пор не даёт мне возможности назвать себя классным фотографом.

После окончания института в 2000 г., в результате неожиданного стечения обстоятельств я оказался в Москве. Возможно, оставшись в Питере, я быстро открыл бы собственную фирму, но в Москве без связей и без опыта, я начал работу наёмным сотрудником и надолго задержался в этом статусе.

Архитектурное и инженерное образование, конечно, очень помогали выделиться на фоне ландшафтных дизайнеров, большинство которых не обладало знаниями в архитектуре, современном ландшафтном дизайне, принципах проектирования в городской среде. Высокое качество проектных решений и реализаций в области ландшафта было неоднократно подтверждено дипломами с выставки «ЛА Взгляд из Дома». Естественно, в первые год-два работы приходилось совершать ошибки, в основном в общении с заказчиками. Воспоминание о паре-тройке этих случаев до сих пор вызывает острое чувство неловкости.

Меня вполне устраивала возможность заниматься чистым творчеством, не тратя сил на решение организационных и административных задач. Сейчас отношение к работе несколько изменилось – необходимость обеспечить семье хороший уровень жизни, иметь больше свободного времени, любовь к путешествиям постепенно перемещают интерес к работе из чисто творческой области в финансовую.

С идеями проблем у меня никогда не было. Скорее наоборот, многие идеи остались не реализованы, отчасти из за непонимания как можно оптимизировать проект по цене, отчасти из-за неготовности заказчиков к нестандартным решениям а, зачастую и из-за неспособности на первых порах оценить насколько заказчик готов вкладываться в сложный проект. Идей хватает и на то, чтобы ими поделиться с другими. Поэтому в ближайших планах начать преподавание проектирования на курсах. Но, несмотря на большой творческий опыт и стаж работы, подспудный страх – «вдруг не получится?», «а вдруг начнется «штамповка» проектов?» - такие опасения возникают в начале почти каждого серьезного проекта.

Из последних творческих приобретений – последние 3 года я работаю над одним из проектов с англичанкой, ландшафтным дизайнером Sally Court. Совместная работа, расширяя кругозор, дает возможность обнаружить собственные ошибки в других проектах и проверить правильность своих подходов к проектированию.

Длительная работа в качестве ландшафтного архитектора фирмы HONKA (безусловного лидера среди производителей деревянных домов) сильно ограничивала диапазон проектных решений. Из того, над чем хотелось бы поработать – большие частные сады в минималистском стиле и городские проекты, начиная от благоустройства дворов и кончая городскими парками.

Про принципы работы с городскими объектами – разговор отдельный. Почти исключена ситуация, когда люди, только что пришедшие в ландшафтный бизнес, и работающие самостоятельно столкнутся с серьезным городским проектом. А, работая в проектной, мастерской важные принципы работы быстро усваиваются от опытных коллег.

ПРИНЦИПЫ. Из важных принципов работы с частными клиентами – первый – в отношениях соблюдать очень точное равновесие. С одной стороны, мы работаем для заказчиков, пытаясь максимально удовлетворить их потребности. При этом важно понять, что им действительно нужно, что им нравится, а что из их пожеланий является их «фантазиями о себе» и попытками «соответствовать ожиданиям окружающих», вопреки своим истинным целям. При этом, если Вы не услышали, не запомнили, не поняли чего в действительности хотят клиенты – есть большая вероятность, что Вы уже потеряли их. Не стоит удовлетворять в проекте собственные амбиции, вопреки пожеланиям клиентов. Но не стоит и пытаться свести проект к перечню функций обозначенных клиентами. Для большей свободы и широты подхода в разработанное мной ТЗ внесены вопросы про любимую музыку, поэзию, живопись. В идеале надо попытаться поднять ландшафт до уровня «космической гармонии», до возможного совершенства. И радость, когда проект вышел «как было задумано» окупает все трудности в процессе работы.


Еще несколько важных принципов, которых я пытаюсь придерживаться:
- «полработы дуракам не показывают»
Не надейтесь, что Вас смогут понять с полуслова, что для объяснения идеи достаточно корявых почеркушек. Да, некоторые эскизы Фрэнка О Гери или Захи Хадид иначе как каракулями не назовешь, но чтобы убеждать людей такими рисунками нужна мощнейшая харизма. Довольно долго я был убежден, что, если не заказчикам, то хотя бы друзьям и коллегам можно показывать недоделанные, сырые работы, но выяснил, что и этого делать не стоит.

- Ответственность, обязательность. В английском языке выражение звучит «сделай или умри», в Русском же «умри, но сделай», т.е. у нас даже смерть не является оправданием для нарушения обязательств. Жаль, что у нас эта фраза выполняется преимущественно в военное время. Но построить нормальный бизнес без этого невозможно. Над этими прекрасными качествами и мне самому приходится иногда трудиться.

И последнее, чего хочется пожелать - постоянно расширять кругозор, не останавливаться на достигнутом. В результате недавнего опроса людей из этой отрасли «кто такой Л.Архитектор» многие сошлись во мнении, что это тот человек, который должен знать практически все – от фитопатологии и почвоведения с физгеографией, до знания истории архитектуры и бизнес стратегий. Соответственно, без широкого кругозора ландшафт высокого уровня создать, наверное, не удастся.


ПЛАНЫ. Рассказывать о своих планах – организации своего бизнеса подробно пока не стану. Говорить об этом пока преждевременно. «Хочешь насмешить Бога - расскажи о своих планах».

СЕМЬЯ. Самые главные ценности в жизни – семья, 6 детей и ради их благополучия случается работать ночами, отказывать себе в чем-то.


И если бы не было необходимости сделать жизнь своей семьи комфортной и интересной я бы с удовольствием жил по принципу «Еж птица гордая, не пнешь - не полетит». Но жизнь выдвигает свои требования и приходится изменяться, работать над собой, чтобы хоть чуть-чуть приблизится к совершенству.

 

 

 

 

 


Интервью взял: Александр Жуков
08-04-2013





©  Ландшафтная отрасль 
Новости ландшафтной отрасли, фото, проекты, интервью
www.landustry.ru  || box@landustry.ru  ||  +7 (495) 155-0510