Татьяна Гольцова
ландшафтный дизайнер

Май 2010 года. Мы без году неделя в ландшафтном дизайне. Сняли две комнаты на заброшенной фабрике. Нашли стол и две тумбочки. Теперь у нас есть офис! Втроем сидим на этих тумбочках, и я совершенно искренне говорю: «Девчонки, не смотрите вокруг. Вы очень талантливые! Мы будем строить замечательные, удивительные сады. И один из них будет на Челси, через 5 лет, я обещаю». Учитывая антураж, речь моя звучала очень комично. Дружно повеселились над этим.

Июнь 2015 года. В час ночи возвращаемся с Мариной Бойко с объекта. Устали, решили заехать в кафе. «Мариша, есть одна мысль. Давай сделаем сад для Челси?». Недоумение, встречный вопрос: «Ты хочешь поучаствовать в Челси?!». Ответ: «Да, нет! Я не хочу поучаствовать, я хочу Гран-при». Обе скатились под стол от смеха.

Через неделю устроили мозговой штурм – я, Марина Бойко, Валентина Шалыгина, Фаина Иноземцева и Брушша Монакова – на тему «Что мы хотим сказать?». Закончился мозговой штурм темой «разлом». В процессе разработки эскизов она трансформировалась в «возрождение». 





Название сада:«Возрождение» (To Revive) проект компании Imperial Garden
Спонсор: «ImperialGarden»
Автор сада: Татьяна Гольцова
Скульптор: Виктория Чичинадзе
Номинация: «Fresh – gardens»
Награда: Серебро
Фотограф: Михаил Щеглов


Целью создания проекта «Возрождение» является привлечение внимания людей к проблеме взаимопроникновения двух разных миров: первозданной природы и мира, созданного руками человека. Эта взаимосвязь главным образом представлена посредством размещения в саду живого дерева, частично состоящего из искусственного асбестового кружева, олицетворяющего тесное переплетение живой и неживой материи в нашей жизни. Напротив дерева располагается скульптура молодой девушки, волосы которой на мгновение создает струя живой воды, после чего стекает вниз и возвращается обратно в реку.

В рамках всего проекта объекты живой природы пробиваются сквозь рамку из искусственного кружева: стволы живого дерева, его ветви и листья прорастают через синтетическую материю, олицетворяя тесное взаимодействие живого и созданного человеком миров. Обвитое синтетическим кружевом дерево, скульптура девушки, скамья и даже река созданы дизайнером из различных материалов с использованием самых современных технологий. Проект дерева разработан специально для Королевской выставки ландшафтного дизайна цветов в Челси.


 

Август 2015 года. Как подают заявку? У кого спросить? Где найти? Открыто говорить об этой затее не хочется. Что слова на воздух бросать, вдруг не получится. На семинаре Татьяны Койсман знакомлюсь с ландшафтным дизайнером из Новосибирска Инной Садыковой. У нее свободный английский, прошу ее помочь мне найти информацию. Инна присылает ссылку на сайт Челси с формой онлайн - заявки. Ура! Спасибо.

Deadline подачи заявки – 10 августа. Заполнить форму оказалось очень непросто. У меня на руках эскизы и некое общее представление об идее. Вопросы анкеты:
- Выставки RHS, в которых вы принимали участие. Эскизы, фото, медали.
- Подрядчик. Реквизиты, адреса, стоимость контракта.
- Спонсоры. Реквизиты, адреса, гарантийные письма.
- Бюджет. Грунты, твердые материалы, растения, электрика, полив, налоги, сборы и прочее. Целая страница развернутой сметы в фунтах.
- Бриф. Описание сада для потенциального заказчика, посетителя. Как оказалось, самая важная часть, от которой напрямую зависит медаль.

 
Смогла заполнить бриф и бюджет. По моим расчетам бюджет получился 165 000 фунтов. Как выяснилось позже, это как раз середина стоимости малых садов. Для комиссии RHS сигнал о том, что я адекватно оцениваю происходящее. Остальное оставила пустыми блоками. Отправить!

Осень 2015 года. Раз в месяц нам приходит развернутое письмо от RHS, в котором сообщается о прохождении очередного этапа и перечень вопросов, на которые мы должны предоставить конкретные ответы или письменные подтверждения. Пункт за пунктом мы их все выполняем. На этом этапе мне очень помогает Валентина Шалыгина. Пока я в буквальном смысле живу на удаленном объекте, Валя в режиме online закрывает все вопросы. Спасибо, Валюша, без тебя ничего бы не было!
20 ноября 2015 года. Приходит очередное письмо от RHS. Бегло читаю глазами: «Номер на плане выставки FR347.. рекомендуем и снова список задач. Поздравляем». Еще раз читаю, отправляю Вале. Звоню: «Не понимаю, мы прошли?». Да! Точно? Да. Я все еще не верю, поворачиваюсь, вижу мужа. Он расстроен до последней степени. Понимает, что мамы Тани ближайшие полгода в семье не будет. Сыночку на тот момент исполнилось полтора года. Да и наши планы переехать на новую квартиру похоже тоже откладываются на неопределенный срок. На Челси нужны будут деньги, мы оба это осознаем.  

Декабрь 2015 года. Наш куратор от RHS прислал мне список компаний, рекомендованных в качестве подрядчика. Я написала всем, ответили только из Gardenlink. Договорились, что я сделаю шаблон сметы по пунктам, они поставят цены. Понимая, что это дорого, по максимуму оставила за скобками «привезем готовое, соберем сами». Остаток составил 26 000 фунтов (3 млн. рублей). Для нас очень весомо, для Англии считается даром.

Со всеми письмами, эскизами и расчетами пошла к спонсорам. В крупные корпорации, банки и прочее надо обращаться за 2 года, чтобы они заложили деньги в бюджет. Я это знала. Но как к ним можно заранее обращаться, если нет никаких подтверждающих документов, что пройдешь отбор? Оставались частные лица и компании, в которых возможно волевое решение одного человека. Самый логичный путь - обратится к крупным игрокам «зеленого бизнеса». Подготовила анализ отдачи инвестиций, сравнивая спонсорские деньги с рекламным бюджетом. Объективно получалось, что проспонсировать Челси выгоднее. Все это понимали. Но! Риски были слишком высокие. Кто я такая? Что из этого выйдет? Получится ли вообще?

Переговоры вела в преддверии новогодних праздников, на фоне ежедневно падающего рубля и крайне негативных финансовых прогнозов на год грядущий. Все это усугублялось тем, что подобной практики в России просто не было. Вот бы сказать: «В таком-то году был невероятный успех, спонсоры вернули свои инвестиции и остались очень довольны». Да, было золото Карины Лазаревой, но тогда не было спонсоров. В общем, все отказали.

В очередном ночном разговоре с Алисой Куличковой (прости, подруга, за все эти бессонные ночи) она предложила мне обратиться к ландшафтному сообществу. Вдруг кто-то что-то подскажет. Фейсбук - опубликовать «доступно всем». Множество разных комментариев, в основном, скептичные. Но! В личку мне писали люди со словами поддержки. Мало того, несколько знакомых и незнакомых людей подключили все свои связи, чтобы помочь. Это ли не чудо? Трижды мы были в одном шаге от заветного «да». Но не получилось.

В конце декабря я предложила крупным ландшафтным компаниям забрать проект и реализовать его от своего имени. Я готова была отказаться от авторства, передать все наработки, лишь бы он состоялся. На реализацию оставалось найти 6 миллионов рублей. При первоначальных 16! Три компании серьезно задумались, но потом все же решили не рисковать.    

Я боец по натуре, пока дышу и в сознании - бьюсь. И вот впервые в жизни не знала, что делать. Две недели нового года я молчала. Что в этот момент думали мои родные?! Я молчала, а внутри меня шел непрерывный диалог. Я должна была признать поражение. И я признала его. В конце января мне позвонила Вика (Виктория Чичинадзе), что хочет попросить Карину Лазареву о встрече с нами. Я шла с единственной просьбой – помочь нам отказаться с минимальными репутационными потерями для ландшафтного сообщества. Ведь получалось «шальные русские и как с ними дело иметь?». Эта мысль терзала меня сильнее всего. 

Карина покорила с первых секунд. Положительная энергия и юмор были в каждом ее слове, жесте. «Ало, мусик, мы снова едем на Челси! Да, да. Обязательно! Ждите». Еще звонок: «Отец Михей, благословите. Мы снова будем строить сад в Челси. Доброе дело? Поняла. Спасибо». Как едем на Челси? Карина Христофоровна, у нас денег нет! Будут. Откуда? Бог даст, надо верить. Через полчаса по ее прямому указанию мы были уже в Даниловском монастыре:  
- Отец Михей, я не могу найти в себе силы. Для чего двигаться дальше?
- А для чего все в мире делается?
- Не знаю.
- Во славу божию, на радость людям.
Этот ответ перевернул все во мне. Я снова была готова идти.
И я пошла. По второму кругу к спонсорам. Серия отказов. И снова встреча в Империал Гарден. На этот раз у меня уже есть определенность по растениям. Их предоставляет Лорберг, покрывая все затраты, включая транспорт (об этом я еще напишу чуть позже). Есть поддержка Карины Лазаревой и фестиваля Moscow Flower Show, они берут на себя прессу и PR-сопровождение проекта. Есть фото заготовок скульптуры, Вика уже начала лепить нашу «девушку». Есть полное понимание по подрядчикам и кружевным элементам. Игорь Ефимкин (генеральный директор Империал гарден) снова берет паузу. Проходит день, звонок:
- Привет, Таня, мы даем деньги.
- Спасибо.
- Это все??? А где эмоции?
- Не осталось. Правда, Игорь, спасибо.
С этого момента началась история проекта «Imperial garden: Revive». Сколько раз я благодарила судьбу за то, что за нашими плечами появилась такая мощная и надежная стена. Спасибо!

Я хочу рассказать про Лорберг. В январе, когда я отправила письмо с просьбой о поддержке в немецкие питомники, в течение 5 минут (не преувеличиваю) мне перезвонили все до единого. Каждый из них был готов предоставить растения на Челси бесплатно. Невероятно, но я выбирала! Интуитивно я выбрала Лорберг и ни на секунду об этом не пожалела. Как они помогали нам все это время! Сколько усилий и затрат выпало на их долю. Сколько переживаний по поводу нашего старого тиса: «Таня, бери любое дерево!! Только не его! Он же страшный. Мы хотели его выкорчевывать». Мы даже чуть было не улетели из Берлина в Баден-Баден в поисках замены, но билетов не оказалось. Это судьба!  

Дальше была весна. Нереальная, лавинообразная. Ежедневно десятки абсолютно разных задач. Переключаться приходилось мгновенно. Карина мне все время повторяла: «Думай о саде!». О саде – это прекрасно! Я о нем думала. Вика, Володя Киселев (Лорберг), Тревор Эллиот (Гарденлинк) были со мной на связи постоянно. А кто будет думать об аккредитации, пропусках, полиграфии, спецодежде, волонтерах, билетах, визах, проживании всех нас в Лондоне? Все это мелкие вопросы, но их был нескончаемый поток. А у девчонок сезон, все на объектах. Моя почта была завалена письмами на двух языках. Не успевала я ответить на одни, как приходили новые. Помню, Вика на меня смертельно обиделась, когда я не смогла подключиться и помочь с таможней. Да, это действительно был не ее вопрос и то, что Вика взвалила его на себя, буквально спасло нас. Счет тогда уже шел буквально на дни и, скорее всего, я просто не успела бы разобраться.

Вика. Это целая глава рассказа о Челси. Украинский скульптор Виктория Чичинадзе и ее не менее удивительный муж Игорь Костенко. Юморные, душевные и волшебные! Все, абсолютно все, что появилось в нашем саду уникально-прекрасного, сделано их руками. Все то, что никто, ни за какие деньги, ни на каком производстве не брался делать, сделано ими. На их собственной кухне! А ведь речь идет не о пирожках, а о тонне бронзы с алюминием. За неделю до вылета в Лондон мы с Валей полетели к ним в Киев. Два дня в трехлитровых банках столовыми ложками мы замешивали какой-то там висмутат. Через марли заливали его в пульверизаторы, что-то опрыскивали, что-то терли, что-то поджаривали на открытом огне. Чтобы наш металл стал каменным. И он стал! 

В моей истории про Челси есть еще один человек, для меня непередаваемо важный и значимый - Нина Эктон. Есть люди, которые переворачивают твою жизнь. Нина Эктон перевернула меня. Ее фраза «я просто люблю людей» стоит у меня в ушах до сих пор. Много лет Нина работала в рамках выставок RHS, в настоящее время она возглавляет одну из них Malvern Spring Festival. Но это все регалии, хотя и очень, очень значительные. Главное же сила личности. Это что-то невероятное! В ежедневном режиме Нина лично вела наш проект, решая абсолютно все вопросы в Англии. Начиная с переводов текущих писем, заканчивая переговорам с BBC, аккредитацией прессы, встречей VIP гостей, согласованием действий подрядчика, объяснением форм и правил RHS. Без любого из нас проект Revive так или иначе состоялся бы. Без Нины – нет. Это мое твердое убеждение. Мы одни просто бы не дошли. 

Наверное, от меня ждут рассказа про сам фестиваль. Честно? Я была на Челси, но я все пропустила. Совсем рядом работали удивительные люди, великие мастера. Они строили потрясающие сады, которые я могла рассмотреть в деталях. Могла познакомиться с лучшими из лучших, поговорить. Почему я не сделала это? Совсем честно? В какой-то момент, что-то произошло с моим сознанием. На фоне жесткого стресса оно заблокировалось. У меня не получалось составить элементарные фразы. Я не очень понимала, что происходит. Мой мозг отказывался думать физически. Раньше такого никогда не было, и я не знала, как с этим быть. Свое собственное тело я воспринимала как связку натянутых жил. Помню ужас на лицах НТВ-шников, когда я шла к ним давать интервью. В тот момент, я уже хромала на обе ноги и плохо передвигала руками. Татьяна, что с вами?? Не обращайте внимание, спортсмен после олимпиады. Улыбаемся, камера, мотор! В общем, когда начался праздник, меня можно было уже выносить.

Сейчас, мне кажется, что все это было не со мной. Банальная фраза, но это именно так. Остались воспоминания. Очень теплые. Про наши приключения в Лондоне, Берлине и Киеве. О чуде появления волонтеров из британского садового колледжа. О невероятном приезде Марка и Гиги, которые буквально спасли нас от провала. О скромной улыбке Клива Веста. И о материализации лондонского такси, усилием воли Катюши Богановой.    

Статья напечатана в 2 номере
журнала "Ландшафтная отрасль"

 

Продолжение следует...